Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

meditirovanije

Самопознание посредством Яндекса


Вот пройдя по ссылке прочитал удивительное:

Геласимов переведен на двенадцать языков, а четыре года назад на Парижском книжном салоне он был признан самым популярным во Франции российским писателем, обойдя, между прочим, Людмилу Улицкую и Бориса Акунина. 


- Антересно опенспейсовские девки пляшут – подумал я и  испугался: все  - это маразм, потому что я точно помню что…

Однако ж нет, подоив Яндекс, я обнаружил что опенспейсовские девки пляшут совсем неинтересно, обычный журналистский танец под названьем  копипаст, в две фигуры: ctrl – C, сtrl  - V.

Хотя если не тупо копипастить, а пошевелить клавиатурой, то можно обнаружить всего-то: «гран-при читательских симпатий за повесть «Жажда».

И тут я вдруг вспомнил, что я некоторым  образом причастен к созданию чеканной формулировки, «про самого популярного во Франции писателя», но обозреватели на то и существуют, чтобы обозревать, не  копипастить  рекламные бредни.   



meditirovanije

Ещё выписка


Продолжаю перекапывать всю ту же  биографию Кнута Гамсуна. Любопытная будет книжка, дотошный норвежец постарался.

Вот ещё выписка с анекдотом кажется у нас неизвестным - как Молотов за Гамсуна заступился.  


Министр иностранных дел Трюгве Ли и министр юстиции Терье Волд встретились с советским  министром инотранных дел Молотовым. Молотов… поинтересовался, как именно после окончании войны Норвегия будет судить своих военных преступников. Волд дал соответствующие разъяснения. Молотов  при этом настаивал на том, чтобы  их судили по всей строгости закона. Но, когда во время дальнейшей беседы речь зашла о Кнуте Гамсуне, этот суровый русский точно преобразился.

 Позднее  сам Ли так рассказывал об этой встрече: «Когда Волд сообщил Молотову, что Гамсуна  в Норвегии рассматривают как нациста и предателя и поэтому намереваются судить, то Молотов  выдержал длинную паузу.Он был явно взволнован. Он заявил,что Гамсуну надо сохранить жизнь. Писатель, который создал «Викторию» «Пана» - это великий художник и его нельзя судить как обычных нацистов. К том уже он уже так стар и пусть уж умрет естественной смертью. Волд заметил, что совсем не обязательно, что Гамсуна ждет смертный приговор. Молотов стоял на своем: Великий художник должен спокойно дожить свой век».  Тут в разговор вмешался министр юстиции, произнесший свою знаменитую реплику :

       You are too soft, Mr. Molotov!


 

Он же Мастер,  Мастер! - вразумлял, подражая Хозяину, Вячеслав Михайлович aka железная жопа.

Это конечно дипломатическая игра, Молотов даже перегнул, судя по иронической реакции норвежцев.
Но все-таки не без некоторой искренности. Кто бы мог подумать.

Можно понять Пастернака, который предпочитал Хозяина и его сатрапов, хрущевским фотографическим группам.
Те все-таки имели какие-то понятия, в ссылках что-то почитывали.
meditirovanije

Выписка


Поучительная выписка из  готовящейся к изданию биографии Кнута Гамсуна.

 

Так вот, после семи лет шумного успеха и общескандинавской славы, меж тем обнаруживается... – тыц -  тыц – тыц:

 Новый директор  перестал быть щедрым на авансы, когда обнаружил залежи непроданных книг Гамсуна: восемь названий, около семи тысяч экземпляров. Из второго издания «Пана» оставалось 1 400 экземпляров. Ситуация с продажами «Мистерий» была просто катастрофической. «Голод» все еще не был распродан, даже на седьмой год после выхода в свет. Пьесы же почти не продавались. Стоимость этой продукции оценивалась где-то в 30000 крон, но директор начал искать покупателя, который бы согласился приобрести семи тысяч экземпляров книг за одну треть их стоимости.

 

Знакомая история. Парадоксальное свойство литературы как товара, принципиально новые тексты замечает сравнительно узкая прослойка читателей, остальная публика долго-долго принюхивается прежде чем начинает реагировать на имя.

 По аналогии - если какие-нибудь новые духи шумно PRиарить  7 лет подряд, то эффект был бы явно другой.

Пройдет ешё шесть лет, Гамсуна начнут издавать по всей Европе и в Америке, придет новое поколение читателей  и тут теже самые книги станут выходить  рекордными тиражами, потом Нобелевская премия и т.д.

A?

Утренний духоподъемный звонок

- Здрасте... А не могла бы вас заинтересовать "Мастер и Маргарита" переведенная в стихи?
- Простите, куда переведенная?
- Стихами переписанная. В полном соответствии с авторским замыслом.
- А автор - кто?
- Как - кто? Булгаков!

С одной стороны – смешно, а с другой - человека жалко. Не одну клавиатуру небось в пыль перетер пока накропал.
Что-то в этом есть средневековое.


Может быть пора уже галоперидол в водопровод заливать?
aga

(no subject)

Заплясал Глухарев с поэтессой Тамарой Полумесяц, заплясал Квант,
заплясал Жуколов-романист с какой-то киноактрисой в желтом платье. Плясали:
Драгунский, Чердакчи, маленький Денискин с гигантской Штурман Джоржем,
плясала красавица архитектор Семейкина-Галл, крепко схваченная неизвестным в
белых рогожных брюках. Плясали свои и приглашенные гости, московские и
приезжие, писатель Иоганн из Кронштадта, какой-то Витя Куфтик из Ростова,
кажется, режиссер, с лиловым лишаем во всю щеку, плясали виднейшие
представители поэтического подраздела МАССОЛИТа, то есть Павианов,
Богохульский, Сладкий, Шпичкин и Адельфина Буздяк, плясали неизвестной
профессии молодые люди в стрижке боксом, с подбитыми ватой плечами, плясал
какой-то очень пожилой с бородой, в которой застряло перышко зеленого лука,
плясала с ним пожилая, доедаемая малокровием девушка в оранжевом шелковом
измятом платьице.
Оплывая потом, официанты несли над головами запотевшие кружки с пивом,
хрипло и с ненавистью кричали: "Виноват, гражданин!" Где-то в рупоре голос
командовал: "Карский раз! Зубрик два! Фляки господарские!!" Тонкий голос уже
не пел, а завывал: "Аллилуйя!". Грохот золотых тарелок в джазе иногда
покрывал грохот посуды, которую судомойки по наклонной плоскости спускали в
кухню. Словом, ад.