Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

meditirovanije

Идентификационное потребление


В нонешнем "Коммерсанте" споткнулся о непонятное слово  камазист.

Ну - думаю - это у Коммерса новая фишка: ежедневный словесный отжиг.  

Но оказалось, не-ет - это слово  давно живет на автофорумах, где камазист (пьяный) почти фольклорный персонаж.

Кроме камазистов есть ещё БМВисты, мерседесисты, хюндаисты, маздисты (маздуны), аудисты, джиписты и т.д.

Вообще современный человек в течении жизни бесконечно расширяет свое поле идентификации: кроме онтологических - пол, возраст, сословие, профессия, конфессия - появилось множество игровых идентификаций: спортивные, политические, по хобби, по увлечениям, по предметам - машинам, телефонам, компьютерам, пищевым продуктам... и т.д.

В итоге самодостаточные люди остаются в меньшинстве, а вокруг бушует пролонгированное детство и карнавал масок. 

Может быть это и хорошо.   
 
meditirovanije

Самопознание посредством Яндекса


Вот пройдя по ссылке прочитал удивительное:

Геласимов переведен на двенадцать языков, а четыре года назад на Парижском книжном салоне он был признан самым популярным во Франции российским писателем, обойдя, между прочим, Людмилу Улицкую и Бориса Акунина. 


- Антересно опенспейсовские девки пляшут – подумал я и  испугался: все  - это маразм, потому что я точно помню что…

Однако ж нет, подоив Яндекс, я обнаружил что опенспейсовские девки пляшут совсем неинтересно, обычный журналистский танец под названьем  копипаст, в две фигуры: ctrl – C, сtrl  - V.

Хотя если не тупо копипастить, а пошевелить клавиатурой, то можно обнаружить всего-то: «гран-при читательских симпатий за повесть «Жажда».

И тут я вдруг вспомнил, что я некоторым  образом причастен к созданию чеканной формулировки, «про самого популярного во Франции писателя», но обозреватели на то и существуют, чтобы обозревать, не  копипастить  рекламные бредни.   



foma

СПб. 3 Лица московской национальности

На выставке несколько раз сталкивался с питерским шовинизмом - "Это что московское? Сколько тут вас понаехало!".

"Опять москвичи, сколько можно".

и т.п.

Да же ЛКН в ларьке: "Ккакя шаурма? Шарума у нас называца. Это вам не Масква".

Мигранты-оккупанты.
aga

(no subject)

Заплясал Глухарев с поэтессой Тамарой Полумесяц, заплясал Квант,
заплясал Жуколов-романист с какой-то киноактрисой в желтом платье. Плясали:
Драгунский, Чердакчи, маленький Денискин с гигантской Штурман Джоржем,
плясала красавица архитектор Семейкина-Галл, крепко схваченная неизвестным в
белых рогожных брюках. Плясали свои и приглашенные гости, московские и
приезжие, писатель Иоганн из Кронштадта, какой-то Витя Куфтик из Ростова,
кажется, режиссер, с лиловым лишаем во всю щеку, плясали виднейшие
представители поэтического подраздела МАССОЛИТа, то есть Павианов,
Богохульский, Сладкий, Шпичкин и Адельфина Буздяк, плясали неизвестной
профессии молодые люди в стрижке боксом, с подбитыми ватой плечами, плясал
какой-то очень пожилой с бородой, в которой застряло перышко зеленого лука,
плясала с ним пожилая, доедаемая малокровием девушка в оранжевом шелковом
измятом платьице.
Оплывая потом, официанты несли над головами запотевшие кружки с пивом,
хрипло и с ненавистью кричали: "Виноват, гражданин!" Где-то в рупоре голос
командовал: "Карский раз! Зубрик два! Фляки господарские!!" Тонкий голос уже
не пел, а завывал: "Аллилуйя!". Грохот золотых тарелок в джазе иногда
покрывал грохот посуды, которую судомойки по наклонной плоскости спускали в
кухню. Словом, ад.